В фокусе – TWC

В фокусе – TWC: празднование двадцатого выпуска

Этот месяц OTW (Организация трансформационных работ) посвящает Transformative Works and Cultures – TWC (Трансформационные работы и культуры), международному рецензируему академическому онлайн-журналу OTW, ориентированному на изучение медиа. Недавно был выпущен 20 номер журнала. Не забудьте присоединиться к нашему живому чату, он состоится 19 сентября.

Сегодня мы глубже взглянем на историю TWC. Paul Booth (Пол Бут) и Lucy Bennett (Люси Беннет) — авторы TWC, регулярно рецензируют журнал, они вместе подготовили один из специальных выпусков; Пол — член редакции TWC. Amanda Odom (Аманда Одом) — автор двух статей для Symposium (Симпозиума). Они настолько добры, что согласились ответить на несколько вопросов об их впечатлениях о работе в журнале и в области изучения фанатства.

20 выпуск журнала — это важное достижение. С тех пор как был выпущен номер 1 прошло семь лет. Вас удивляет, что TWC все еще сохраняет силу?

Пол: Я не удивлен успехом Трансформационных работ и культур. Начиная с первого номера, журнал выпускал качественные научные и точные методические работы, которые послужили толчком к изучению фанатов (и фандома в общем). Я знаю, что открытая публикация в научном мире – публикация, которая не скрывается за платным доступом и устаревшими формами узкоспециального образования – рассматривается как менее ценная, но TWC как раз доказывает обратное. Публикуя в стиле, который следует фанатскому, делая журнал доступным и познавательным для всех и каждого, с помощью TWC изучение фанатства стало более доступным и для ученых, и для фанатов (для ученых-фанов, фанатов ученых, фанатов-специалистов, специалистов по фанатам, выбирайте любое подходящее вам название!). Научная область изучения фанатства выросла как раз благодаря открытому доступу – предоставляя содержательные и основательные статьи людям, которые могут не считать себя частью ученых «исследователей фанатства», TWC показал нам, что значит быть ученым, и что значит ведение научной работы в 21 веке. «Трансформационные работы и культуры» расширил область изучения и, для многих людей, открыл доступ к работам, к которым прежде они доступа не имели. В этот юбилей комитет заслуживает высокой похвалы за всю проделанную ими важную работу! Мы все процветаем благодаря TWC.

Люси: Совсем нет! Думаю, что журнал полностью доказывает динамичность этой научной области. Мне кажется, изучение фанатства сейчас на интересной стадии развития – появляются новые ученые, и, что важно, эта область начинает все вдумчивее относиться к себе, находить упущения и неточности и стараться обратить на них всеобщее внимание. Серия конференций этого года (PCA [конференция Ассоциации поп-культуры], SCMS [конференция Общества изучения кино и медиа], FSN [конференция Сети исследования фанаства]), и все проведенные на них обсуждения показывают, что активность возрастает. Мне кажется, TWC развивался в соответствии с этим, проводя невероятную работу, вкупе с выпуском своевременных и важных специальных выпусков. Я думаю, энергию и направление журнала особенно подкрепило поощрение специальных выпусков, и акцент на защите фан-работ и источников – предельно важный фактор в фандомном исследовании.

Для академического журнала сейчас довольно важно быть в открытом доступе, это делает работы доступными для большего количества читателей. Я думаю, для журнала это очень ценное качество.

Я хочу добавить, что успеху TWC очень помогла сильно поддерживающая редакторская работа Kristina (Кристины) и Karen (Карен). Как автор и приглашенный редактор я вижу, насколько ценно их руководство процессом. Их поощрение и поддержка новых и постоянных авторов — драгоценность TWC.

В общем, меня не удивляет, что TWC хорошо держится. Еще читая ранние выпуски, я надеялась на этот журнал, и его развитие, превзошедшее мои надежды, очень вдохновляет.

Аманда: Я бы удивилась, если бы этого не произошло. Индустрии фильмов, комиксов и игр (это только начало списка) принимают фан-культуры больше, чем когда-либо. Это заметно по типу фильмов, собравших наибольшую кассу в последние годы (включая «Темный рыцарь», «Мстители», «Голодные игры», «Гарри Поттер»). Можно посмотреть на любимых фанатами режисеров Джосса Уидона и Джеймса Ганна (который начинал работать с признанной фанатской любимицей — студией Troma), им были предоставлены все средства для создания этих побивших кассу фильмов. Это видно по количеству «актуальных» авторов, которые начали, а то и продолжают быть создателями фанфикшена. К тому же, некоторые не академические издания рассматривают место фанфикшена в современном медиа (в прошлом году The Washington Post, Wired и Entertainment Weekly выпускали статьи на эту тему). Тот факт, что сценарий «Альтернативной вселенной» (AU) становится все более популярным (на ум приходят «Звездные войны» и «Однажды в сказке») еще раз показывает подвижность каноничных текстов.

С такими сериями как Грей и Сумерки, переработкой Звездного пути и Звездных войн, новыми престижными конференциями — SDCC и NYCC, последние несколько лет в массовых медия все шире распространяется концентрация внимания на трансформационных работах и фанатских сообществах. Заметили ли вы такое же увеличение в количестве и разнообразии присланных статей?

Пол: Надо признать, хотя фандом становится все более массовым типом самовосприятия – все больше людей идентифицируют себя как фанатов, все больше людей гордятся своей фанатской личностью – я не заметил увеличения количества и разнообразия присланных статей. Конечно, я вижу только малый процент всех статей – только те, что даны мне для рецензирования и для моего специального выпуска. Так что я не могу сказать за весь объем присланных статей. Работы и статьи, которые публикуются сегодня, не худшего качества, чем те, что были опубликованны в 2008 году; обычные выпуски представляют особенно широкий спектр материалов о трансформационных работах. Скорее, в сфере изучения фанатства сейчас чаще можно увидеть критику и перечитывание этой массовой интерпретации. Такие авторы как Kristina Busse (Кристина Буссе), Matt Hills (Мэтт Хиллс) и Suzanne Scott (Сюзанна Скотт) усложняют «массовое» самосознание и показывают, что не все идентификации становятся массовыми, и восхваляются только некоторые типы фандомов. Хотя мы уже не разделяем фанатство как «фанаты спорта — нормальны, и с фанатами медиа ничего общего не имеют,» Я думаю, фанаты медиа (особенно не белые, женщины и фанаты трансформационных работ) еще не скоро будут рассматриваться как равные другим типам фанатов.

Люси: Я думаю, что в какой-то мере все это внимание к фандому привлекло больше ученых к изучению фанатства в общем, и, тем самым, к журналу. Мне трудно оценить это в масштабе всех присланных работ, но как читатель и рецензент TWC, я заметила более широкий спектр изучаемого материала и публикуемых работ. С точки зрения изучения, внимание массового медия к фандому кажется мне перспективным и для ученых, и для фанатов. Думаю, TWC очень хорошо отразил эту активность, но он всегда это делал, с самых первых выпусков.

Аманда: Предметы обсуждения предыдущих номеров важны и уместны и сейчас не меньше, чем когда они только были выпущены. Вернувшись к первому выпуску, можно заметить, например, такую статью как «Participatory democracy and Hillary Clinton’s marginalized fandom» («Коллективная демократия и обездоленный фандом Хилари Клинтон»).

Что интересно, статья 2009 года «‘Once more a kingly quest’: Fan games and the classic adventure genre» («Снова королевский квест: фан-игры и жанр классических приключений») еще более актуальна, потому что к серии Kings Quest добавлена новая игра, Gabriel Knight и Grim Fandango получили юбилейные обновленные издания, многие ретро и маленькие игровые компании вернулись в Kickstarter и другим кампаниям сборов средств, чтобы воплотить мечты создателей и фанатов игр.

Определение фандома — многолико. Журнал продолжает принимать это многообразие, обсуждая музыку, спорт, книги, комиксы, фильмы и игры. Он изучает историю, рассматривает будущие тренды, исследует фандом «в действии», рассматривая современные разговоры и группы. Темы опыта участников, проблемы обладания (телами, текстами) и социальная общность фандома усовершенствовались в мейнстриме. Участие фанатов продолжает развиваться, и журнал способен изучить все элементы этой области, от самых больших, до самых маленьких.

Как опытный рецензент, можете ли вы сказать, что в присланной работе не только привлекает ваше внимание, но и делает ее идеальной для публикации в журнале?

Пол: Для меня самыми вдохновляющими работами будут те, которые открывают новые направления изучения фанатства. Я думаю, сила таких журналов, как Трансформационные работы и культуры, в новаторстве работы. Публикация новых направлений области исследования. Статья должна быть основана на литературе, но не должна пересказывать уже знакомые факты. Она должна показывать, что автор сделал свою работу и знает ключевые работы в этой области исследований. Как у области научного исследования у нас теперь есть не только «Jenkins 1992» (хоть тема все еще имеет значение!): только в последние десять лет на эту тему вышло так много работ, что будет важно признать ключевые изменения в области. Конечно, наша область не так велика, чтобы это задание было невыполнимым! Но для меня всегда будет иметь значение поиск оригинальных дискуссий. Я люблю рецензировать и оставаться на передовой области – это волнующе: знать, что может ждать нас в будущем.

Люси: Лично меня вдохновляют работы многих областей. Это может быть смелая попытка классификации, сильный аргумент или просто изучение сферы, мало исследованной до этого. Работы, изучающие литературу, вышедшую за рамки перспективы, тоже очень привлекательны. Я нахожу, что акцент на трансформационной деятельности может привлечь очень активные работы по изучению. С первых строк мое внимание могут привлечь работы, описывающие новые или мало тронутые ранее исследования.

Аманда: Любой текст должен увлекать, потому что он создает элемент актуальности для более широкой картины. Если говорить об изучении фанатства, я люблю исследовать связи между текстом в определенном и широком жанре, жанре и круге читателей, круге читателей и обществе.

Можете рассказать о процессе редактирования, происходящем перед выпуском? Редакторский состав работает бок о бок с авторами? В целом, сильно ли изменяется работа между моментом подачи в журнал и публикацией?

Пол: Могу говорить только о своем опыте с журналом: опубликованных мной статьях и нашем с Люси специальном выпуске. В целом, количество изменений в статье зависит от поданного материала и типа необходимых исправлений. В процессе рецензирования исправления материала могут быть обширными и минимальными; это очень зависит от того, насколько основательна работа еще на стадии подачи в журнал. Благодаря прекрасной работе рецензентов, первая присланная мной статья (для 9 выпуска, «Fan/Remix Video» — «Фан/Ремикс видео») сильно отличалась от той, что была опубликована. Я получил необычайные отзывы, которые помогли сделать мою работу намного сильнее – но в процессе она сильно изменилась! Другая моя статья, из 18 номера, не требовала такого объемного пересмотра материала. (Этот комментарий не относится к рецензентам и редакторам, их работа неизменно хороша; просто взгляд на разные статьи, написанные на разных этапах моей карьеры). Обе статьи при публикации отличались от тех, что я прислал, – отличались в лучшую сторону! Это одна из причин, почему я наслаждаюсь рецензированием статей: мой писательский навык стал настолько лучше, благодаря полученным мной качественным рецензиям, и в TWC, и в большинстве других журналов, в которых я публиковался, так что в ответ я стараюсь так же качественно рецензировать.

В публикации специального выпуска есть свои трудности и радости, конечно, мы с Люси очень близко работали с редакторами, чтобы предоставить отзывы авторам. Я мог довольно близко следовать процессу редактирования и меня очень впечатлило его качество. Так случалось, что и Люси, и я, и автор прочитаем статью сотни раз, и она покажется нам идеальной, но с процесса редактирования вернется полной красных пометок! На работу редакторов лучи софитов не светят, но незамеченной она не остается, или скорее — она настолько хороша, что вы ничего не заметите.

Люси: Редакторский состав TWC основателен в их руководстве и помощи — это очень ценная часть процесса. Опыт публикации в качестве приглашенного редактора для меня прошел очень гладко, в основном, благодаря тому, что сотрудники работали с нами бок о бок. Да, в процессе работа может сильно измениться, но объем изменений разнится от работы к работе. Процесс рецензирования в TWC, и я как рецензент уже несколько лет являюсь его частью, всегда конструктивен, отзывы направлены на то, чтобы помочь автору сделать работу настолько сильной и полноценной, насколько возможно.

Одна из вещей, про которую иногда забывают авторы, — представить в ознакомительной части и выдвинуть на передний план аргумент, который будет раскрыт в работе. Иногда авторы пренебрегают методическим разделом – большое упущение, журнал не устает акцентировать важность объяснения методики, особенно, если работа опирается на фанатские ресурсы. Когда эти вопросы решены, видеть изменения в работе — удивительное впечатление. Другие работы могут нуждаться только в минимальных изменениях, но опираясь на свой опыт, могу сказать, что в процессе рецензирования TWC, комментарии и предложения в какой-то мере улучшают подавляющее число работ.

Аманда: Опираясь на свой опыт писателя и редактора, думаю, для каждой работы это разнится. Иногда присланные эссе просто «поют». Они поддержаны фактами, актуальны и напевают в такт теме данного издания, такие тексты очень вдохновляют.

Иногда исследователь может быть на правильном пути, но может не знать, чему нужно дать точное определение, что нужно разработать, а что детализировать, основываясь на целевой аудитории или общей цели текста. (Вообще, с журналом, который так широко охватывает фандомные сообщества, нужно быть осторожным; некоторые читатели могут знать, что такое AU-фанфикшен, но такое явление как Live Action Role Playing (Ролевые игры живого действия) может оставаться для них загадкой.) Потом может начаться электронная переписка, обмен предложениями, представлениями об интерпретации, иногда авторы сотрудники начинают делиться исследованиями и ресурсами.

Вы трое (Люси, Пол и Аманда) — журнальные авторы. Какие именно части фан-культуры и исследований медиа близки вашей музе?

Paul: Ух, какой сложный вопрос! Хотя я из фан-культуры и исследований медия выделяю только те аспекты, которые меня привлекают, вдохновляет меня то воздействие, что оказывает на мир фандом. Я верю, что фандом — одна из самых важных составляющих нашей культуры, и не только потому что фандом (часть фандома) стал популярен в последние годы. Мы ассоциируем фанатов с текстами медия, особенно в таких журналах, как Трансформационые работы и культуры, и на это есть важная причина. Фанаты заметны — они занимаются косплеем, пишут фикшен, делают видео. 130 000 человек посещают Comic-con. Миллионы используют Tumblr, Twitter и Wattpadd, чтобы встречаться, разговаривать о любимых сериалах, фильмах, книгах и т.д. и т.п..

Это несомненно важно. За день человек сталкивается с почти пятнадцатью с половиной часами медиа, что значит мы тратим на медиа больше времени, чем на сон. Разве удивительно, что нашим любимым медиа становится то, на котором мы остановим свое внимание? Фандом — явная репрезентация этого взаимодействия, и то, что фанаты критикуют медиа и стараются сделать их лучше (не смотря на то, как это выражается) — важнейшая часть нашей медиа-жизни. Изучение фанатства, как инструмент для понимания этого действия, как инструмент для иллюстрации его окружающим, равноценно важно для демонстрации влияния фанатов в нашей культуре.

Но фандом — это не только медиа, фанаты представляют собой более универсальные чувства: положительные эмоции сообщества, вовлеченности или общественных изменений. Мы видим фандом в религиозных ритуалах, мы видим фандом в историях у костра, мы видим фандом в политической деятельности. Эмоциональный спектр фандома может расшириться до самых вдохновляющих и драматичных частей нашей культурной жизни. Изучение фанатства позволяет нам согласовывать, историзировать и персонализировать сегодняшние действия фанатов, и накладывать их на разные аспекты нашей жизни.

Лучшие из фанатов представляют лучших из нас.

(Пожалуйста, заметьте, я не игнорирую наиболее отрицательные черты фанатов специально – изучение антагонизма фанатов позволяет нам увидеть разлад и в других сферах культурной жизни. Но фандом — это положительный опыт для многих людей, вот что я нахожу живительным и постоянно дающим идеи).

Люси: Я бы сказала, что для меня самым завораживающим элементом фан-культуры будет ее страсть и сила – две сферы, которые часто связаны, окружая фан-объект и действие. Я наслаждаюсь попытками раскрыть фан-культуру, чтобы изучить ее ключевые области, и мнениями, которые приносят удовольствие и вызывают конфликт. В сфере исследований фанатства столько всего можно изучить — это крайне вдохновляет.

Аманда: Я сама фанат. Я люблю Бэтмэна, Песочного человека, Сайлент Хилл, Чужих… Я с удовольствием читаю/смотрю работы по моим любимым сериалам, я считаю большой удачей возможность работать в области, которая позволяет мне изучить все это еще лучше. Я люблю читать о том, как люди реагируют на и в фанатских сообществах. Мне нравится видеть, что придумали фанаты, чтобы расширить, переосмыслить или разобрать канон. Изучая текст как трансформацию, ты все время чувствуешь себя первооткрывателем, даже если основополагающему тексту уже больше пяти сотен лет.

Как вы думаете, что будет с журналом к 40 выпуску? А с трансформационными работами через 7 лет?

Пол: Предсказывание будущего обречено на ошибку. Не смотря на это, я надеюсь, что TWC будет держаться на плаву и публиковать новаторские работы. Надеюсь, я все еще буду его частью – пока никаких изменений не предвидится! И думаю, через семь лет трансформационные работы будут такими же крутыми, новационными и живительными, как и сейчас. Подозреваю, что делиться мы ими будем с помощью новой королевы социальных сетей (Tumblr…дни твои на исходе), но все будет по-прежнему великолепно. Чем больше вещи изменяются, тем больше они остаются прежними.

Люси: Думаю, он сохранит силу, а при возможности, станет публиковать еще больше выпусков в год! Через семь лет трансформационные работы могут сильно расшириться из-за технологических изменений (и отклика на новые устройства), и, может быть, из-за еще большего слияния с самими объектоми фандома. Орландо Джонс (у которого я и Bertha Chin (Берта Чин) брали интервью в 2014 для 17 выпуска TWC) — хороший пример того, как человек и фандом могут основательно (а иногда и провокационно) задействовать их социальные сети и сообщества.

Аманда: Конечно, ученые-фанаты (научфаны) не новое явление; научные работники имеют тенденцию изучать то, что актуально и интересно для них, так как это относится к их области исследований.

Такие организации как Fan Studies Network (Сеть исследований фанатства) знакомят нас с новыми основанными на исследованиях сообществами и публикациями, похожими на Journal of Fandom Studies (Журнал исследований фандома), так что это расширяет дискуссию. В то же время, вузы, такие как University of Iowa (Университет Айовы), помогают убедиться в сохранении истории фанзимов, основывая архивы фан-публикаций для будущих исследователей и фанатов.

Как часть сферы исследований фанатства, место журнала в дискуссии останется неизменным, особенно потому что, как я заметила, это приносит в исследования подвижность и разнообразие.

Если говорить о том, что будет с трансформационными работами как со сферой исследований или сферой общественного интереса, это довольно большой вопрос. Классика, персонажи, тропы, и т.д. и т.п. продолжат трансформироваться. Я предвкушаю, что же станет следующей новинкой, что станет популярным (снова).

И наконец, в вашей работе с TWC, чем вы гордитесь больше всего?

Пол: Я невероятно горжусь всей работой, что я делаю с TWC. Я думаю, специальный выпуск о фандоме и перформансе, подготовленный нами с Люси, принес удивительные впечатления и столькому меня научил. Но думаю, по-настоящему гордость я почувствовал, когда моя первая статья была опубликована в TWC. Сейчас я от нее не в восторге (не лучшее из того, что я создал), и я больше горжусь другими вещами – но в то время, публикация в TWC была для меня серьезным достижением; одной из моих профессиональных целей. Не смотря на то, что мои последние работы качественнее той первой, то что Трансформационные работы и культуры принял меня, остается одним из моих полных гордости моментов.

Люси: Я могу выделить два момента.

Первый — моя первая опубликованная в TWC статья! Это был первый раз, когда я прислала работу в журнал, это была статья, основанная на главе из моей докторской, сфокусированной на фандоме R.E.M.. Статья потребовала двух циклов рецензирования и столькому меня научила. В один момент я почти сдалась, но Кристина и Карен подбодрили меня. И я это сделала и с тех пор ни разу не смотрела назад. Процесс был неоценим для меня и моих будущих работ. Видеть мою статью наконец опубликованной — вот что наполнило меня гордостью и кое-чему научило, рекомендую и другим: продолжайте, не сдавайтесь!

Второй — специальный выпуск о перформансе и перформативности в фандоме (выпуск 18, 2015), который мы с Полом произвели, другой наполняющий гордостью момент. Изначальные редакторы бросили работу, и мы вступили на довольно поздней стадии. Мы смогли собрать фантастический ассортимент авторов и тем в кратчашие сроки. Когда я сделала шаг назад и посмотрела на окончательную версию выпуска, я была довольна разнообразием и качеством работ. Работать с Полом — привелегия и удовольствие, так что процесс приносит только наслаждение. Поддержка и помощь Кристины и Карен просто невероятны, и я очень горда авторами этого специального издания. Я надеюсь на дальнейшую возможность работы с TWC и с нетерпением жду следующих, по меньшей мере, двадцати выпусков!

Аманда: Я с гордостью приняла работу рецензента, когда меня попросили рецензировать одну из статей для журнала. Однако, еще большая причина для гордости — знание того, что Трансформативные работы и культуры отмечают выпуск двадцатого номера.